Энциклопедия узкоколейных железных дорог бывшего СССР «Младший Брат»



Содержание:

  1. Общие сведения
  2. Описание
  3. Ещё живой раритет
  4. Заметка А. Фетисова
  5. Подвижной состав
  6. Фотографии
  7. Карты и ссылки
  8. См. также
  9. Дополнения, исправления
  10. Авторы

 Первая страница
 Последние обновления
 Все объекты по регионам
 Список всех авторов
 
 Локомотивы и подвижной состав
 УЖД на теле- и киноэкране
 Остальные заметки
 Репортажи

 Расширенный поиск
 Написать письмо редактору
 Фотогалерея
 Форум

2280. Зебляки - Васенёвский - Октябрьский

Регион(ы)
Костромская обл.
Синопсис
Лесовозная УЖД Лесовозная УЖД. Колея 750 мм. Неэлектрифицированная. Максимальная длина 104 км. Год открытия: 1946. Год закрытия: 2009. Разобрана.
Описание
Зебляковский ЛПХ (ранее - Шарьинский ЛПХ).

Поезда на Васенёвский отправлялись по пн в 7:00, по вт в 7:00, 14:00, по чт в 7:00, 14:00, по пт в 7:00, по сб в 7:00 (стоит в Васенёве до 16:00), по вс в 7:00, стоял в Васенёве до 15:00. Остальные сразу после прихода в Васенёво шли обратно в Зебляки. Поезд на Октябрьский (неофициальное название - Дудное, 64 км) ходил в 7:00 по средам. Соединение Зебляковской и Якшангской УЖД давно не действует!

На 13.II.2006 путь существует до Васенево. Далее путь снят, мост через р. Большая Шанга сгорел, и остатки его разобраны. До тех мест летом долетают только охотники на пионерках. Вывоз леса, а соответственно и поездки рабочих смен, осуществляются в пределах 16 км, т. е. до Западного. Сейчас зимой активно работает верхний склад на 5 км. На эстакадах нижнего склада разгружается 1·2 груженых состава по 3·4, реже 5 сцепов. В основном здании управления дороги функционирует диспетчерская, аппаратная УКВ (радиорубка), собственно начальство УЖД и вагонное депо. Тепловозное депо в виде ремонтных мастерских и бокса для отстоя тепловозов также полностью функциональны. Ремонт ПС производится и сейчас, зимой.

В марте 2006 г. обнаружилось, что путь от 28 км до Васенево (32 км) украден. Руководство Зебляковского ЛПХ настроено на восстановление, так как на 30-м км лежит невывезенный лес.

В мае 2006 г. действует участок от нижнего склада Зебляковского ЛПХ - 2-й км с посадочной пассажирской платформой - переезд федеральной трассы Кострома-Киров - 5-й км (верхний склад и разъезд) - мост через р. Крутая - разъезды 9-й км и 16-й км(Западный), с усами на делянки на каждом из них - разъезд 22-й км - мост через р. Большой Паозер на 24-м км и здесь же старый ус на выработанную делянку - остатки соединительной с Якшангской УЖД ветки на 26-м км, отходящая вправо и быстро исчезающая в зарослях - новый путь взамен украденного зимой 2006 г. с 28-го по 30-й км - конец пути на 30-м км и последний действующий ус на делянку. С 30-го до Васенева пути нет. Восстанавливать на стали. На 32-м км уже несуществующего пути остатки поселка Васенево, остатки одноименной станции, посадочной, диспетчерской, сгоревший полуразрушенный мост через Б. Шангу, за которой (уже на правом берегу) просека и насыпь снятого пути, некогда приводившего на развилку 53 км. и Дудное. Рабочие смены (2-3 состава) в будние отправляются со 2-го км, лес активно вывозят с восстановленного уса на 30-м км. На нижний склад приходит 2-3 груженых состава в сутки.

На 1 ноября 2009 г. дорога существует до моста через Большой Паозер, далее снята. Сняты также пути Нижнего склада. Дорога фактически не функционирует, тепловозы выезжают только к месту разборки пути.

Летом 2010 г. от официально закрытой УЖД оставалось 17 км главного пути (чуть дальше Западного), несколько усов, ветка на верхний склад 5 км и станция Зебляки. Депо огорожено забором, внутри рабочие тепловозы ТУ8-0442 и ТУ8-0167, которые собирались выйти на окончательный разбор полотна. На путях возле депо списанные ТУ6А-3889, ТУ7-2523, ТУ6А-2220 (3762). Наката нет ни на станции, ни на перегонах. Однако пожарная инспекция Шарьинского района после жаркого лета 2010 г. запретила окончательный демонтаж дороги, чтобы обеспечить подъезд в лес при необходимости тушения пожаров. Во второй декаде ноября весь путь в пределах поселка (за исключением станции) и до 5-го км был снят наемной частной бригадой. Она же вывозит и складывает рельсовые плети на пятом километре.

На 5 июля 2011 г все рельсы Зебляковской УЖД полностью демонтированы. До поселка Васенево местные жители добираются на мотоциклах и своих автомобилях по насыпи, оставшейся от железной дороги.

Фотографии к этой секции


Развилка путей в заросшей лесной вырубке, Зебляковская УЖД (ЛПХ), временный ус от 24-го км, 19.IX.2008

Порожние сцепы толкаемые тепловозом, Зебляковская УЖД (ЛПХ), временный ус от 24-го км, 19.IX.2008

Новые ворота тепловозного депо, Зебляковская УЖД, 3.VI.2010
 

Добавить фотографию ]

Ещё живой раритет
Все-таки есть на свете вещи, которые помимо нашей воли, будоражат душу, инициируют творческое вдохновенье и позволяют смотреть на привычные вещи по иному. Шире. Для меня таковыми катализаторами творческой жизни (а я любитель пописать стихи и песни), помимо рок-музыки, авторской песни, экспедиций и прочих путешествий, всегда являлась дорога вообще и железная дорога в частности. Корни не дают покоя. Бабушка по отцовской линии, Баландина Нина Васильевна (слава Богу жива еще) водила в 40-х паровозы между Москвой и Вязьмой через линию фронта, а потом трудилась на подстанции на ст. Одинцово Московско-Смоленской дистанции пути. Дед по отцу, Баландин Александр Сергеевич, в 60-х·70-х был начальником поезда Москва·Владивосток (тогда он ещё не назывался «Россия»). А прапредки по маминой линии жили в поселке Зебляки Шарьинского р-на Костромской обл. и трудились в леспромхозе. В частности дед был сначала главным кондуктором, а затем машинистом, на тамошней лесовозной УЖД. Вот об этом то и хочется поговорить. И не потому, что и про героические военные будни, и про Транссиб написаны тома. Все это более чем заслуживает внимания, памяти и места в истории. А потому, что узкоколейки бывшего СССР, как ныне существующие, так и в бозе почившие, вложившись посредством людей на них работавших в нашу страну, были ей незаслуженно забыты и оставлены на наш русский произвол. Скажем не страной-государством, но не людьми. По мне так именно УЖД являются некой магической связью между стародавними и нынешними временами. Может потому что с них, по большому счету, начались железные дороги, а может в силу своей умиротворенной неприметности. Ведь одно дело полотно на огромной насыпи и зона отчуждения с сотню метров, не говоря уж про станции в десятки квадратных километров. И совсем другое, когда посреди тайги натыкаешься на заросший путь, шириной всего то 75 см и между соседними деревьями по обеим сторонам «уса» 2·3 метра расстояния. Да еще вдруг мотовоз, до смешного упорно пробирающийся в эту глушь. И понимаешь: вот ОНО - НАСТОЯЩЕЕ. То НАСТОЯЩЕЕ, что только-только из прошлого. И, к сожалению, неуклонно туда выталкиваемое. А ведь для каждого понимающего толк человека, это бесценный экспонат, который к сожалению, сам являясь живым музеем, в официальные музеи не попал, и потому продолжает рассыпаться в прах.

Об истории первых лет существования Зебляковской узкоколейки мне известно не так уж много. Самим Зеблякам уже 102 года. В начале прошлого века это был глухой разъезд (тогда ещё не на Транссибе) и поселение зеков. А сразу после войны селение сие стало превращаться в рабочий поселок по причине возникновения леспромхоза. Строительство УЖД, начавшееся в 1946, году стало одним из центральных и на тот период событий. Когда дед мой, ветеран Великой Отечественной Кропотов Петр Петрович, в 1963 году переехал туда с семьей, поселок развивался стахановскими темпами, ЛПХ давал план, по УЖД носились паровозы. Он, прежде работавший трактористом на вывозке леса, стал главным кондуктором (в народе просто «главный», а по сути помощник машиниста) паровоза. Но времена стремительно менялись и уже во второй половине 60-х ЖД стала переходить на тепловую тягу. Появились сине-зеленые ТУ4 и дед, наряду с другими, способными «держать оружие», был направлен на курсы машинистов тепловозов в Шарью (райцентр в 12 км к западу от Зебляков). Проработав еще некоторое время главным, стал машинистом, сначала на ТУ4 (на эту тему есть раритетная черно-белая фотография), а с 70-х и до пенсии на оранжевом ТУ7 (если б я в детстве записывал номера локомотивов!) Помощником у него (а потом машинистом ТУ6А, ТУ6Д, а в последствии ТУ8) долго был мой двоюродный дядя Круглов Николай Николаевич. Вобщем корни, как «главные», так и «боковые»! Золотой век всего предприятия, и узкоколейки в частности, безусловно 70-е и 80-е года. Вот об этом-то периоде и хочется рассказать подробно. Как говорил Зиновий Гердт в фильме «Место встречи изменить нельзя», «было какое-то всеобщее счастье!» В магазинах не было колбасы (ее возили баулами из Москвы), не было... много чего ещё, а люди радовались, работая в леспромхозе №1 (на тот момент) Костромской обл. и живя в поселке городского типа с 5 тыс. населения. (Не подумайте после всего вышесказанного, что я коммунист. Просто время было действительно классное). Итак, можно рассмотреть, какова была УЖД в это время, т.е. проехаться по ней от «истоков» до «устья». Вообще поселок разделен Транссибом непропорционально на две части: южную (небольшую, несколько улиц жилых домов) и северную - жилую и промышленную, составляющую 80% поселка. Так вот, полотно узкоколейки начиналось с южной окраины северной части на складе местной хлебопекарни, что метрах в 500 к востоку от вокзала и в 80·100 м к северу от собственно полотна Транссиба. Здесь ежедневно загружались товарные хлебные вагоны для Васенёво и Октябрьского. Далее выходим из ворот пекарни и перемещаемся на восток. Нижний склад леспромхоза с эстакадой. Именно здесь происходит разгрузка сцепов лебедками. Сюда же от станции Зебляки ведет обычная ветка широкой колеи, по которой груженые лесом, после его первичной обработки, вагоны уходят «в свет». Стоят козловые краны, работает пилорама. Далее к востоку по выходу с нижнего склада начинается станция. Пошло разветвление и узкоколейка начинает обходить поселок по дуге с юга на север и восток. Помимо нескольких основных путей, как правило, с гружеными составами или порожняком, есть два ответвления: вправо в тепловозное депо и влево - в вагонное. Между основными путями и путями в тепловозное в 70-е и начале 80-х находилась 3-х этажная деревянная зеленая башня - диспетчерская и начальство дороги. Далее, двигаясь правее, видим массу тепловозов на путях депо: ТУ4, ТУ7, ТУ6А. Среди них старый ТУ6А-208 в старом «корпусе» от ТУ4. Остальные шестерки новые. Есть и пара дрезин ТУ6Д, обзываемая народом «коза» из-за «гуська» (манипулятора), вечно торчащего с платформы. Позже в 90-х появились несколько ТУ8. Дальше по ходу упираемся в 2 бетонных здания: справа собственно ремонтные мастерские депо, а слева таковые для грузовых автомобилей. Въезд в автодепо с противоположной стороны. Оба здания вытянуты параллельно друг другу и основному направлению путей. Переносимся из правой части станции в левую. Здесь отходят несколько веток в вагонное депо. Пути, как правило, были забиты демиховскими пассажирскими вагонами ПВ-51 (днем меньше, ночью до отказа) и пара столовых-складов ПВ-53. Они же приводят нас к серому кирпичному зданию. Здесь собственно вагонные ремонтные мастерские а на 3-м этаже управление дороги и диспетчерская. Здание построено взамен снесенной деревянной башни в середине 80-х. На путях возле депо всегда масса старых аварийных вагонов, сцепов или же останки таковых, а также пожарный поезд. Ну а дальше всё станционное разветвление посредством массы стрелок связывается в одноколейную нить, которая продолжая идти по дуге влево по ходу, огибает поселок с востока. Метров через 100 справа примыкает ветка, которая уходит в обратном направлении, т.е. на юго-восток, к пункту ГСМ и далее к цеху выработки щепы. Честно говоря, предназначение пути сего для меня осталось до конца невыведанным, т.к. какие либо маневры, цель которых также не ясна, наблюдались там максимум 1 раз в месяц·полтора, а остальное время стояли сцепы. В детстве кайф был в том, что именно здесь можно было безнаказанно по ним лазить. Дошли однако сведения, что ветка эта вела к ныне не существующей эстакаде («нулевая эстакада», почему не знаю), функционировавшей где то возле «щепы». Кривая же главного пути продолжает уходить влево, отделяет северо-восточную часть поселка (в народе «микорайон») от основной и выходит на примерно километровую прямую уже в западном направлении. Приблизительно на половине этой прямой знак 1 км. Таким образом УЖД обогнула практически весь поселок с юга, востока и севера и теперь выходит на просторы тайги. Крутой поворот вправо и далее прямая уходит на север в лес. При выходе на эту прямую видим примыкающую слева ветку, выходящую из поселка. Если по ней в него въехать (метров 100), то видим два пути и деревянную пассажирскую платформу с крышей (в народе «посадочная»). Эта мини-станция и есть «пассажирский вокзал» и именуется местными жителями «2-й километр» («второй»). От платформы метров 300 на юг до центра поселка. А главный путь метрах в 200 к северу пересекает трассу Кострома·Киров, в те времена грунтовую, без шлагбаумов и светофоров (всё это появится гораздо позже, ибо у русского мужика пока гром не грянет, или рак не свистнет, или фура не влетит в тепловоз...) и уходит далее в северном направлении. Вообще до 22 км суммарный вектор «магистрали» указывает на северо-восток, а далее практически строго на север. Туда и едем, проезжая ряд базовых разъездов. Первый и очень важный - 5-й километр. Кроме разъезда здесь ещё филиал нижнего склада ЛПХ (резервный, так сказать, вариант) и мост через р. Крутая. Затем 9-й км, затем 16-й или «Западный» по названию существовавшего здесь поселка, от которого уже тогда остались пара нежилых домов, а теперь и вовсе одна сторожевая охотничья будка. Дальше, на подъезде к 22-му, мост через р. Большой Паозер и на самом 22-км разъезд и вправо уходит соединительная с Якшангской УЖД ветка. В 80-е она, как и сама узкоколейка, действует и периодически в Зебляках появляется Якшангский тепловоз. Ветка уходит на северо-восток, а наша узкоколейка на север и на 32-м км. достигает деревни Васенёво. Красивейшее место! Деревушка с населением 198 душ на начало восьмидесятых очаровательно раскинулась по обоим берегам р. Большая Шанга. А вокруг, по ботанической терминологии, средняя тайга. Здесь, по масштабам УЖД, станция. Разветвление из 3-х путей, плюс один влево к деревянному складу и далее к единственному в поселке продуктовому магазину, где и разгружается товарный хлебный вагон. Моя бабушка, Кропотова Софья Павловна, будучи работником Зебляковского ОРСа, не раз ездила туду с проверками. На станции деревянная будка и низкая деревянная платформа. В Васенёво всегда работал ТУ6А, который возил васеневцев на делянки, в Васенёво ночевал и обслуживался васеневской же бригадой. В соответствии с этим здесь же «жили»1·2 пассажирских вагона. Стартуем дальше и переезжаем Большую Шангу по деревянному мосту. На 37 км ус на делянку, один из самых долгоживущих. В районе 42 км мне удалось созерцать замечательнейший, в своем роде, переезд. Это пересечение ж.д. с «автодорогой» Нюрюг·Матвеевское. Я ехал в тепловозе со своим дядькой-машинистом и был предупрежден, что на неком переезде часть народа из пассажирского вагона, что мы тащили, будет пересаживаться на другой транспорт, дабы ехать в Матвеевское и близлежащие деревеньки. То, что я увидел, поразило мой детский разум. УЖД пересекала просека и полотно дороги..., представлявшее собой глину, будто бы целенаправленно перемешанную экскаватором с водой почти до гомогенной массы с включениями крупных глинистых комьев. Посреди этой «гурьевской каши» у переезда стоит К-700 «Кировец» с огромным прицепом, в кой и перегружается народ из вагона, включая 70·80 летних бабушек, весьма ловко запрыгивающих в импровизированный «автобус». Казалось, по этому месеву и танки не пройдут, но русскому человеку и Марианская впадина по колено. Что говорить про родное бездорожье? И далее без остановок до 53-го. Здесь развилка. Едем вправо и к 64-му км достигаем пос. Октябрьский, который все по старинке называют Дудное. Здесь разъезд из 2-х путей и тупик, ибо дальше р. Ветлуга. Это уже Пыщугский район Костромской обл. Влево же с 53-го уходит рабочая (а также ягодно-грибная) ветка на северо-запад в направлении пос. Михайловица. Протяженность её около 10 км, причем километраж на 53-м обнуляется. Кругом лес, бурелом и делянки, к которым выводят усы. Ни одного населенного пункта. Я доезжал до 7-го км. Там летом черники невообразимое количество.

Вот так, вернувшись в 80-е, мы проехали Зебляковскую УЖД от начала до конца. Кто-то скажет «препарировали». А я скажу - смаковали! Это были самые бурные годы в истории дороги. Порожняки и груженые, ведомые ТУ7 или ТУ4 ходили с интервалом час·полтора. Причем первый порожняк уходил из Зебляков до 6.00, а последний груженый возвращался поздно ночью. Одна семерка (реже четверка) по рабочим дням ставилась на станцию на маневры. Делянок и, соответственно, временных усов было порядочно. На каждой из них - вагон-столовая, круглый год обеспечивающая лесорубов горячим питанием при их нелегком, хоть и механизированном в ту пору труде. Каждый будний день на рассвете (4.00·5.30) мотовоз ТУ6А вывозил из вагонного депо 6·8 пассажирских вагонов и выставлял их к посадочной на 2-й км. На вагонах, как правило, надписывали название лесопункта (напр. «Соколовский л/п» или «Зебляковский л/п») и, в соответствии с этим, та или иная бригада садилась в определенный вагон. Посадка происходила с 6.00 до 7.00. В это же время один за другим подходили из депо ТУ6А и хватали по одному, реже по два вагона, и уносились на разные «усы» вдоль всего УЖД. В народе поезда сии назвывали просто «смены». Сюда же (или прямо в тепловоз) подсаживались грибники, ягодники, охотники или хозяева, следующие к себе на сенокос (от 3-го до 64 км). В некоторых вагонах были сопровождающие. Например бригада из пос. Соколовский приезжала на посадочную на старом КАВЗике и с тетушкой, в корзине у которой можно было найти сигареты «Астра», всякие пирожки и лимонад. Всё по нескольку копеек. Работяги по дороге накуривали весь вагон, играли в карты, громко гоготали и матерились. Проблема летней жары в вагоне также решалась рабочими банально, как и все остальное: тупо выдавливалось стекло. К зиме стекла вставлялись. Вобщем проехаться на «смене» было усладой для всех органов чувств. Гораздо большее умиротворение навевал проезд в «пассажирской смене» или же просто «пассажирской», как называли обычный пассажирский поезд. После ухода всех рабочих смен к 7.00 на посадочной появлялся ТУ7, цеплял минимум 2 вагона и после записи машинистом в тетрадь необходимых остановок (со слов пассажиров) уходил на Дудное. Ехали в пассажирской все перечисленные выше категории граждан, кроме рабочих. Чаще всего люди в возрасте, но не исключительно. Пассажирская смена ходила до Дудного 3 раза в сутки ежедневно. При этом каждая из трех отличалась от 2-х остальных. Первая уже описывалась: всегда, ведомые ТУ7 (реже ТУ4), 2·3 вагона, отправляющиеся в 7 утра со второго и возвращающиеся в Зебляки к полудню. Эта же локомотивная бригада после обеда формировала состав из тех же двух пассажирских вагонов, одного или двух товарных хлебных (они забирались уже груженые со склада пекарни) и, реже, товарная платформа различного назначения (для перевозки запчастей, сена, трактора и Бог знает чего ещё). Данный грузопассажирский состав выставлялся на второй и, по «обычной процедуре» отправлялся оттуда в 14.00. Один хлебный вагон отцеплялся в Васенёво, отгонялся к магазину, после чего вся «кавалькада» уходила на Дудное. Возвращалась она в Зебляки к 19 часам, вместе со всеми рабочими сменами, которые с 17 до 19 часов, заскочив на посадочную, достигали станции. И последний состав пассажирской из одного, реже двух вагонов, «под управлением»легкого ТУ6А уходил на север в 20.00. Обратно в Зебляках смена появлялась от полуночи до 2·3-х часов ночи, в зависимости от дорожной ситуации или от пожеланий машинистов, которые, находясь в ночной смене, порой не любили тратить время даром. Я как-то был свидетелем (получается, что даже участником) сих безобразий. Дядька мой, Николай Николаевич, как раз был вызван под пассажирскую в ночь, т.е. к 20.00. К этому времени он был «готов» по всем статьям и, по сему, взял для поддержки меня (мне было лет 15) и своего сына (т.е. моего двоюродного брата) Сашку. Слава Богу, без лишних глаз залезли в тепловоз и погнали. Еще до Васенёво дядя почувствовал, что не в силах управлять транспортным средством, и передал штурвал Сашке (ему было 16, он знал толк во всяческой технике и до этого уже управлял тепловозом). В Дудном перецепили вагон, дабы ехать обратно. Но ехать сразу было неинтересно и забурились мы к дядькиному приятелю по «имени» Вили для проведения досуга. Часа через полтора, вернувшись к тепловозу, собрались было ехать... Тут Николай Николаевич обнаружил, что один из рыбаков, уже сидящих в вагоне, без спроса «скомуниздил» у него полпачки сигарет. Недолго думая дядя, громко матерясь, полез отцеплять вагон. Над компанией рыбаков нависла угроза ночевки в холодном вагоне в 64 км. от родного дома. Еле разрулили ситуацию. На обратном пути пассажирскую вели с мы Сашкой по очереди, пока перед Васенёво не сорвало тормозной шланг. Наш «машинист» к тому времени малость протрезвел и... Далее, запросив у диспетчера разрешения не заходить на второй, преодолев 40 км без тормозов, периодически останавливаясь и подкачивая компрессором воздух, добрались до «этнической родины». С такими прибамбасами прошел мой дебют машиниста.

Примеров подобных история знает массу из чего видно, что узкоколейка, являясь эдакой мини-страной, проецировала на себя особенности русского, а в то неоднозначное время и советского менталитета, т.е. как всё лучшее (трудолюбие и ответственность, романтика и открытость), так и то, что в России всегда было умом не понять. Если и было в России советской, на фоне общего застоя, что-то по настоящему позитивное, хорошее и доброе, то УЖД, да и вообще железные дороги, являлись ярким отражением этого, ибо железная дорога, это люди, ответственные и преданные профи своего дела. Недаром все пацаны на селе мечтали водить зеленые, красные, оранжевые семерки и четверки. Запах шпал в те времена возбуждал гораздо сильнее запаха денег. Может поэтому зебляковская узкоколейка, наряду с «соседями» и «родственниками», являясь произведением советского искусства, не выдержала цинизма постсоветского капитализма. Наше время - бурное, интересное, информационное, высокотехнологичное, но беспощадное, сваливало в разряд анахронизмов всё, над чем тяжелым роком висели понятия «нерентабельно» и «невыгодно». «...А потом счастье стало как-то уменьшаться и уменьшаться...» Дальше были перестроечные времена. А ещё дальше постперестроечные. Разум простых людей не успевал за стремительно меняющейся действительностью, а главное не мог определить ее направление и суть. Вроде всё говорит о свободе, да только выглядит она будто опустошенной и плачущей. Запас леса значительно истощился. Один за другим исчезли с лица земли Октябрьский и Васенёво. Зебляковский леспромхоз из передовых в области перебрался в «мучительно ожидающие банкротства». Количество рабочих смен, равно как и количество лесопункт

Фотографии к этой секции


Бригада машинистов мотовоза ТУ2М (крайний справа - родной дед автора), Зебляковская УЖД, 196?

Диспетчер УЖД Евгений Михайлович Незговоров на пульте, Зебляковская УЖД, 13.II.2006

Радист аппаратной УКВ Грибанов Николай, Зебляковская УЖД, 13.II.2006

Диспетчер УЖД Зорина Надежда Павловна, Зебляковская УЖД, 29.V.2006

Добавить фотографию ]

Заметка А. Фетисова
В отличие от Якшанги, дела в Зебляках идут очень даже неплохо. Это, конечно, не Марадыковский с его пятью парами пассажирских поездов в сутки, но все же лес идет и работники УЖД с оптимизмом смотрят в будущее.

Зебляковская УЖД начала строится в послевоенные годы, к середине 1950-х возник лесной поселок Васенево. Протяженность главного хода достигала 65 км (поселок Октябрьский на р. Ветлуга). До середины 1960-х годов использовались паровозы, затем стали поступать тепловозы и мотовозы. Некоторое время ходили даже ТУ2, отставленные от работы чуть ли не до перестройки.

Пассажирское движение существовало до Васенево (одна·две пары поездов в сутки) и Октябрьского (одна пара). В перестроечное время возить лес с дальних делянок стало невыгодно, да и его запасы там истощились, так что Октябрьский потихоньку стал отселяться. В середине 1990-х туда ходил рабочий поезд лишь один·два раза в неделю.

В апреле 2004 г. УЖД действует. В Зебляки по рабочим дням приходят один·два состава с лесом. Рабочий поезд, состоящий из трех пассажирских вагонов отправляется на Васенево по рабочим дням в 06.30, стоит там до вечера и приходит обратно между 19 и 20 часами.

Рельсы сняты на последних 5 км перед Октябрьским. На 2004·2005 гг. запланирована разборка этого участка вплоть до места примыкания длинного уса, идущего в сторону д. Нюрюг. В этом районе - одно из мест рубки леса.

Переезд через дорогу Кострома·Киров ухожен и оснащен шлагбаумами, в качастве будки используется кабина от ТУ7. Недалеко от него, на северной окраине поселка, находится тупик с крытой бетонной платформой, от которого раньше уходили пассажирские поезда. Путь УЖД огибает поселок Зебляки с севера и востока, станция, депо и лесозавод находятся на его юго-восточной окраине.

Путевые ремонтные работы проводятся с размахом, на станции имеются целые штабеля свежих шпал, часть из которых погружена на узкоколейные платформы. Но при этом путь, ведущий к «заправке» практически тонет в расплывшемся земляном полотне, что, впрочем, пока не мешает по нему ездить.

Добавить фотографию ]

Подвижной состав
В Зебляках имеются два отдельных депо, в них, по словам работников УЖД, в 2004 г. было закрыто 12 рабочих тепловозов. Список рабочих тепловозов на февраль 2006 г.: ТУ6А-2220 (доставлен из Вохомского р-на; данный номер присвоен ему взамен сгоревшего в Зебляках), 3191, 2620, 3483, 3889; ТУ6СП-0037 (путеукладчик); ТУ7А-2781, 1731, 2523, 2720; ТУ8-0442, 0386 (восстановлен после пожара), 0167 (в Музее леса в Шарье), 0494, 0495. Тепловозы, работавшие ранее: ТУ2М; ТУ4-1063, 0163, 1569, 1818, 0276, 0375, 2281, 3060, 2917; ТУ7-0523, 0894, 1185, 2527; ТУ6А-0219, 1457, 1049, 1513, 0208 и 0209; ТУ6Д-0028. Сгоревший и разобранный корпус ТУ6А-2220, вместо которого работает вохомский тепловоз с перебитым номером, так и стоит на путях тепловозного депо.

Фотографии к этой секции

[1-20] [21-40] [41-60] [61-64]


ТУ7-2523. Зебляковская УЖД, 18.V.2003

ТУ8-0495 и ТУ8-0442. Зебляковская УЖД, 18.V.2003

Кабина тепловоза ТУ4-2917 в качестве будки оператора линии ЛО, Зебляковская УЖД, 5.XI.2005

Тепловоз ТУ6А-3483, Зебляковская УЖД, 5.XI.2005

Тепловоз ТУ8-0442, Зебляковская УЖД, 5.XI.2005

Тепловоз ТУ8-0386, Зебляковская УЖД, 5.XI.2005

Тепловоз ТУ4-2281 и останки ТУ6А, Зебляковская УЖД, 5.XI.2005

Тепловоз ТУ7А-2781 за маневровой работой, Зебляковская УЖД, 10.II.2006

Колонна рабочих тепловозов в зимней спячке на путях тепловозного депо, Зебляковская УЖД, 10.II.2006

Тепловоз ТУ6А-2220 (номер присвоен вместо сгоревшего тепловоза), Зебляковская УЖД, 10.II.2006

Тепловоз ТУ6СП-0037, Зебляковская УЖД, 10.II.2006

Тепловоз ТУ6А-3191, Зебляковская УЖД, 10.II.2006

Дорожный манипулятор, Зебляковская УЖД, 10.II.2006

Тепловоз ТУ6А-2620, Зебляковская УЖД, 10.II.2006

Тепловоз ТУ8-0442, Зебляковская УЖД, 10.II.2006

Сгоревший тепловоз ТУ6А-2220 (после пожара номер присвоен другому тепловозу), Зебляковская УЖД, 10.II.2006

"Морда" от тепловоза ТУ8-0167 и двигатель от тепловоза ТУ6А-3889, Зебляковская УЖД, 10.II.2006

Тепловозы ТУ8-0167 и ТУ6А-3889 в тепловозном депо, Зебляковская УЖД, 10.II.2006

Колонна тепловозов во главе с ТУ6А-3191, Зебляковская УЖД, 10.II.2006

Тепловоз ТУ7-2720 в боксе для тепловозов, Зебляковская УЖД, 10.II.2006

Добавить фотографию ]

Фотографии ко всей заметке
[1-20] [21-40] [41-60] [61-80] [81-100] [101-120] [121-140] [141-160] [161-180] [181-200] [201-220] [221-240] [241-243]


"Зимняя кривая", пос. Зебляки, Зебляковская УЖД, 2.IV.2005

"Зимняя прямая", пос. Зебляки, Зебляковская УЖД, 2.IV.2005

Станция Зебляки, Зебляковская УЖД, 3.IV.2005

Старые вагоны ПВ40 и вагон-склад из ПВ-53, Зебляковская УЖД, 3.IV.2005

Старые вагоны ПВ40, вагонное депо, Зебляковская УЖД, 3.IV.2005

Депо и станция Зебляки, Зебляковская УЖД, 3.IV.2005

Здание вагонного депо и управления дороги, Зебляковская УЖД, 3.IV.2005

Вагон-столовая ПВ53-030 и вагон ПВ40-641, Зебляковская УЖД, 5.XI.2005

Вагон ПВ40-5988 на путях тепловозного депо, Зебляковская УЖД, 5.XI.2005

Тепловозное депо, Зебляковская УЖД, 5.XI.2005

Мост через р. Большой Паозер, 24 км, Зебляковская УЖД, 28.V.2006

Сгоревший мост УЖД через р. Большая Шанга, Зебляковская УЖД, 28.V.2006

Ночная станция. Зебляковская УЖД, 2.I.2007

Колонна тепловозов в тепловозном депо. Зебляковская УЖД, 2.I.2007

Груженые на станции, Зебляковская УЖД, 24.III.2007

Дежурная по переезду. Зебляковская УЖД, 18.VIII.2007

Ранним утром мотодрезина-"пионерка" следует из Зебляков в лес, X.2007

Разобранная магистраль за Васенево, примерно 31-32 км Зебляковской УЖД, X.2007

Мост Зебляковской УЖД (в Васенево) на закате, X.2007

Мост в Васенево, вид в сторону Дудного (Зебляковская УЖД), X.2007

Добавить фотографию ]

Карты и ссылки
Если вы хотите добавить карту или ссылку, перешлите ее, пожалуйста, редактору по адресу dzinoviev@gmail.com.
См. также
Авторы
Alex, Александр Суслин, Баландин Д., Болашенко С., Дмитрий Мосейчук, Егоров С. Н., Зильбергерц Печокин, Индра И., Павлов С. С., Приваловский А., Фетисов А., Konstanz
Дополнения, исправления
К этой заметке нет комментариев. Ваш комментарий будет первым!


Представьтесь, пожалуйста:

Укажите Ваш адрес электронной почты для связи с редактором:

Указанный Вами адрес не будет виден посетителям сайта (и роботам).

Мы не располагаем полными сведениями на эту тему. Все приведённые выше сведения фрагментарны и, возможно, нуждаются в уточнении.


TopListCitation YandexCopyright © 1999·2010 Дмитрий Зиновьев (оформление и программное обеспечение), Марина Честнакова (иконки), авторы материалов (текст).